185005, Республика Карелия, город Петрозаводск, улица Правды, дом 28А; e-mail:freekarelia@mail.ru

Для спонсорской помощи: Адрес: 185001, Республика Карелия, город Петрозаводск, улица Кутузова, дом 53А;
Реквизиты: ИНН: 1001049385, КПП: 100101001, ОГРН: 1051002816700, ОКВЭД: 91.33, расчётный счёт: 40703810000120000000 (Рубли РФ)
в Петрозаводском филиале ОАО "Балтийский банк" (Петрозаводск), корреспондентский счёт: 30101810000000000752, БИК: 048602752.

home
Russian (CIS)KarelianEnglish (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Finnish (Suomi)Svenska (Sverige)Norsk bokmål (Norway)Danish(DK)Icelandic(IS)

Саамы

Саамы (Саа́ми) – древний коренной народ Северной Европы, проживающий в настоящее время на севере и в центре Скандинавского полуострова, в Финляндии, Карелии и на Кольском полуострове. Традиционно Саамов относят к финно-угорским народам, а саамские языки - к особому подразделению финно-угорских языков уральской языковой группы. Однако, более правильным с исторической точки зрения определением этногенеза Саамов является тот факт, что Саамский народ сформировался на основе древнейших европеоидных племён Ариев, пришедших на Север Европы и в Скандинавию более десяти тысяч лет назад и последовавших за ними финно-угорских, славянских и германских племён. Впоследствии, начиная с раннего средневековья и до XX века Саамы были постепенно вытеснены со своих исконных мест проживания норвежскими и шведскими викингами, а затем финскими, карельскими и русскими крестьянами-переселенцами, мигрировавшими всё дальше на север, спасаясь от крепостнического гнёта и религиозных притеснений в Шведской и Российской империях. В результате таких многовековых миграционных процессов происходило неизбежное перемешивание Саамов с пришлыми народами и их постепенная ассимиляция, которая отразилась на дальнейшем развитии саамского языка, саамских традиций и культуры. Поэтому, современных Саамов правильнее считать особым североевропейским этносом, а саамский язык - относящимся к финно-угорским языкам лишь по формальным признакам. Это полностью подтверждается тем, что современный саамский язык делится на две группы: западно-саамскую и восточно-саамскую, которые в свою очередь, подразделяются на 11 языковых подгрупп, причём, Саамы, говорящие на этих многочисленных диалектах, часто не понимают друг друга.

На протяжении всей истории существования Саамов их основными традиционными занятиями в зависимости от территории и природных условий были оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота. Поэтому, Саамов заслуженно считают одними из самых лучших оленеводов в мире. При этом благодаря кочевой жизни в суровых условиях заполярья у Саамов выработались общинный быт и рациональное мировоззрение, характеризующиеся объединением нескольких семей в отдельную общину, использованием неприхотливой одежды из шкур животных и простых или переносных жилищ (вежа, тупа, кувакса), употреблением в пищу в основном мяса и рыбы, а также промысловым культом и культом предков, которые были противоестественны пришлому христианскому вероучению, оторванному от реальной жизни и природы. Именно поэтому, весь саамский фольклор состоит из мифов, сказок, преданий и песен, рассказывающих о явлениях и объектах природы, животных, человеке, исторических событиях и хозяйственных вопросах. Таким образом, в мировоззрении Саамов, как и в мировоззрениях Карельского и Скандинавских народов, нет места для ирреального мистицизма и противоестественных ограничений, свойственных семитским монотеистическим вероучениям (иудаизму, христианству и исламу).

С начала XIX века и до Второй мировой войны по отношению к Саамам во всех скандинавских странах и в России проводилась политика по их ассимиляции. Это означало, что Саамы должны были заменить свои собственные культурные традиции и языки моделями поведения и языками господствующих культур этих стран. В условиях политики ассимиляции Саамам чрезвычайно трудно было сохранять свою идентичность. Культура, язык и способы хозяйствования Саамов считались препятствиями для объединения нации в единое государство и общего развития общества. Порочной идеологией, лежавшей в основе этой политики, был социальный дарвинизм, пронизавший практически все социальные сферы: законодательство, науку, практическую политику. Однако, в отношении к Саамам со стороны разных государств имелись некоторые различия. Например, Швеция в начале ХХ века провела сегрегацию для саамских оленеводов, а по отношению ко всему остальному саамскому населению проводила ассимиляционную политику, в то время как в Норвегии ассимиляционная политика проводилась по отношению ко всем Саамам. Различными по интенсивности были и попытки властей этих стран подавить язык и культуру саамов.

В России традиционная жизнь Саамов стала постепенно разрушаться ещё в царский период российской истории, однако, наиболее сильный удар по самобытному жизненному укладу Саамов был нанесён после Октябрьской социалистической революции, когда в 1920-1930 годах советское правительство стало осуществлять активное промышленное освоение Карелии и Кольского полуострова, проводить повсеместную насильственную коллективизацию и раскулачивание. В результате этого, вскоре почти все Карельские и Кольские Саамы перестали заниматься своими традиционными промыслами и, не имея возможности, освоить новые формы хозяйствования, стали перемещаться в Финляндию, Швецию и Норвегию. При этом многие Саамы были репрессированы или раскулачены, в следствии чего, немногочисленный Саамский народ был почти полностью уничтожен.

В годы Второй мировой войны национальная дискриминация Саамов достигла своего апогея во всех странах их проживания, а в оккупированной германскими войсками Норвегии Саамы стали подвергаться настоящему геноциду и, поэтому, многие из них были вынуждены скрывать своё саамское происхождение, притворяясь норвежцами.

В 1948 году была принята Конвенция Организации Объединённых Наций по правам человека  и политика ассимиляции Саамов, проводимая по отношению к ним властями Норвегии, Швеции, Финляндии и СССР, сменилась на более терпимое отношение. При этом права Саамов, как коренной народности, стали базироваться на том, что условия их жизни не выбираются ими сами. Кроме этого, было признано, что Саамы имеют культурное единство и что районы их исторического проживания были инкорпорированы в различные государства с помощью использования силы. Таким образом, после Второй мировой войны политика государств, на территориях которых проживали Саамы, повсеместно изменилась по отношению к ним в более благоприятную сторону и привело к структурным изменениям в государственных политических системах всех скандинавских стран.

В середине XX века в Норвегии, Швеции и Финляндии начался активный рост национального самосознания Саамов. В этих странах стали проходить международные конференции, посвящённые проблемам Саамов и вскоре в Норвегии, Швеции и Финляндии были созданы Саамские парламенты, законодательные акты которых, касающихся жизнедеятельности Саамов, имеют обязательную силу для правительств этих трёх стран. Такое национальное самоуправление положительным образом сказывается на развитии саамских языков, письменности, культуры и традиционного образа жизни. В 1956 году был создан Скандинавский Cовет Cаамов - федерация саамских национальных организаций из Швеции и Норвегии, а также Саамского парламента в Финляндии. После развала СССР в работе Скандинавского Совета Саамов стали принимать участие российские Саамы, после чего название этой международной организации поменялось на Саамский Cовет, который финансируется ежегодно из бюджета Скандинавского совета министров.

Как отмечает норвежский саамский социолог Ева Джозефсен, в последние десятилетия наблюдалось позитивное развитие отношений в саамском вопросе. Политические проблемы саамов получили большой отклик в средствах массовой информации, им уделялось больше внимания на государственных политических совещаниях, чем когда-либо прежде. Были приняты законы и решения, которые формально усилили права Саамов. Эти структурные изменения создали новые предпосылки для политической активности Саамов и придали им как народу гораздо больший политический вес, чем раньше. Однако, в разных странах есть некоторые различия в степени политических и гражданских прав Саамов, как коренного народа.

Так, в Финляндии, в соответствии со статьёй 14 Конституции этой страны, Саамы признаются коренной народностью, имеющей право на использование саамского языка при общении с властями. В 1995 году парламент Финляндии принял Закон о Саамском парламенте, который предусматривает гарантированную культурную автономию для Саамов внутри районов их проживания, а также наделяет Саамский парламент правом заниматься всеми вопросами, связанными с саамским языком и культурой и прочими проблемами Саамов, как коренной народности. При этом саамские законы в Финляндии, в отличие от аналогичных законов в Швеции и Норвегии, наделяют власти обязанностью вести переговоры с Саамским парламентом по вопросу всех важных действий, которые могут непосредственно или каким-либо образом повлиять на статус Саамов как коренной народности.

В Швеции в 1992 году был утверждён закон об Ассамблее Саамов, который регулирует деятельность Саамского парламента в Швеции и постановляет, что он является государственным органом и должен восприниматься как административный орган государства. Однако, в Швеции Саамы до сих пор не получили статуса коренной народности, что негативным образом влияет на отстаивание их прав на земельные и водные ресурсы. В то же время парламент Швеции  в 1999 году ратифицировал Конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств и признал саамский язык традиционным языком наряду с финским, разрешив использовать саамский язык в суде, социальных учреждениях и административных органах власти, расположенных в тех районах Швеции, где саамский язык используется.

В Норвегии парламент принял закон о Саамах ещё в 1987 году и целью этого закона было создание условий, при которых Саамы в Норвегии могут сохранять и развивать свои язык, культуру и социальную жизнь. Приблизительно такая же формулировка была включена в Конституцию Норвегии. При этом в Норвегии саамский язык признан государственным языком и может использоваться во всех государственных органах, находящихся в тех норвежских провинциях, где проживают Саамы. В 1995 году парламент Норвегии  ратифицировал Конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств и признал права Саамов на землю и воду. Саамский парламент был открыт в 1997 году, причём, на его открытии присутствовал Король Норвегии Харальд V, который сказал, что “государство Норвегия образовано на территориях двух народов – норвежцев и саамов”.

В России Саамы, будучи одним из коренных малочисленных народов, тем не менее, не имеют таких конституционных прав, как Саамы в Финляндии, Швеции и Норвегии. Более того, в России Саамы были принудительно выдворены со своих исторических земель в экономических интересах государства или частных корпораций, а доступ Саамов к природным ресурсам с каждым годом всё больше ограничивается. Например, в Мурманской области региональными властями создаются всевозможные препятствия для получения Саамами квот на вылов водных биоресурсов, выделяемых коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, в соответствии с Федеральным законом № 166-ФЗ от 20 декабря 2004 года «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Не выполняется и региональная целевая программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера Мурманской области», которая предусматривает государственную поддержку оленеводства и книгоиздания учебников саамского языка. Поэтому, в нынешней России традиционная жизнедеятельность Саамов крайне затруднена и находится в упадочном состоянии, а развитие саамских языков и культуры не получает никакой реальной поддержки со стороны государства.

В настоящее время Саамы в Российской Федерации проживают в Ловозерском, Кольском и Ковдорском районах Мурманской области, а также в Лоухском районе Республики Карелия. Их общая численность не превышает двух тысяч человек. При этом статус Саамов в качестве коренного народа закреплён в Уставе Мурманской области, но не закреплён в Конституции Республики Карелия, в которой Саамы даже не упоминаются в качестве коренного народа Карелии, так как статьи 11 и 21 Конституции Республики Карелия предусматривают национальное развитие лишь для русских, карелов, вепсов и финнов.

При этом представители саамского народа фактически отстранены от местного самоуправления и лишены возможности избирать своих представителей в законодательные органы власти даже в тех районах, где Саамы составляют более 20% населения. Таким образом, Саамы в России, в отличие от других коренных малочисленных народов, не имеют своих представителей ни в Российском парламенте – Государственной Думе, ни в региональных законодательных собраниях. В результате этого, насущные проблемы Саамов правительством России не рассматриваются и не решаются. Созданные в 1990 годах в Мурманской области общественные организации Саамов “Ассоциация Кольских Саамов”, “Саамский союз”, “Национально-культурная автономия саамов Ловозерского района” и несколько саамских родовых общин не имеют правовых полномочий принимать решения, обязательные для исполнения муниципальными и региональными органами власти.

Сегодня российские Саамы имеют возможность минимального взаимодействия с государственными властями России лишь благодаря международному сотрудничеству коренных народов в регионе Баренцева моря, их участию в Арктическом совете и за счёт солидарной поддержки саамских организаций из Норвегии, Швеции и Финляндии, которые не только оказывают Саамам в России гуманитарную помощь, но и периодически воздействуют на Правительство Российской Федерации, поднимая вопрос о тяжёлом и бесправном положении российских Саамов. Благодаря таким усилиям в декабре 2010 года в Мурманской области Российской Федерации был основан Саамский парламент Кольского полуострова, который, однако, не получил необходимого правового обеспечения для своей деятельности со стороны региональных и федеральных законодательных органов власти.

Региональная Общественная Организация «Свободная Карелия», являясь организацией Карельского Народа, который сложился на территории нынешней Республики Карелия в течении IX - XVIII веков из ижорских славян, русских, карелов, финнов, шведов, вепсов и саамов, выступает за равноправное развитие всех коренных народов Карелии. Поэтому, Региональная Общественная Организация «Свободная Карелия» призывает Парламент Российской Федерации – Государственную Думу принять законодательные нормативные акты, регламентирующие законотворческую деятельность Саамского парламента Кольского полуострова, юрисдикция которого будет распространяться на все вопросы жизнедеятельности Саамов и решения которого по соответствующим вопросам должны быть обязательными для исполнения органами власти тех российские регионов, в которых проживают Саамы. Аналогичные федеральные законы должны быть приняты для создания Карельского парламента в Республике Карелия, который смог бы отстаивать законные интересы Карелов и Вепсов, обеспечивать развитие их национальных языков и культуры в Республике Карелия. С этой целью Региональная Общественная Организация «Свободная Карелия» предлагает использовать в России имеющийся позитивный опыт скандинавских стран в данной области, с учётом специфического положения российских малочисленных коренных народов.


Рис. 1: Саамы и государственный парламент в Швеции.

У шведских Саамов существуют слабые связи с общенациональными шведскими партиями. В этих партиях либо очень мало, либо совсем нет Саамов, активно и регулярно работающих над вопросами саамской политики. Однако несколько партий приняли саамские политические программы, которым следуют в своей работе. Шведские саамские организации имеют опыт работы со шведскими властями напрямую, как через лоббирование, так и через различные переговоры. Тем не менее, их позиция слабеет, поскольку считается, что подобные функции всё больше и больше будет брать на себя Саамский парламент. В то же время эти организации также участвуют в Саамском парламенте через свои собственные политические партии. Предполагается, что усиление влияния шведских Саамов будет происходить главным образом через Саамский парламент. Однако, поскольку Саамский парламент в Швеции имеет очень узкую формальную структуру для проведения политических акций, и шведские власти определяют Саамский парламент в основном как государственный административный орган, то он пока не может быть реальной силой во взаимодействии со шведскими властями.


Рис. 2: Саамы и государственный парламент в Финляндии.

Саамские организации в Финляндии не имеют тех экономических средств, что имеются у групп активистов внутри Саамского парламента и парламента Финляндии. Ни одна местная или национальная саамская организация не имеет никаких официальных связей с Саамским парламентом через выборные каналы. Выборы в Саамский парламент устроены исключительно как выборы отдельных лиц. В результате этого, все кандидаты не связаны никакими выборными программами и не несут ответственности ни перед какой саамской организацией. Кроме того, Саамы в Финляндии никогда не прибегали к помощи финских партий в решении своих вопросов. Это ослабляет возможную роль партий, как инструментов воздействия Саамов на парламент Финляндии. Поэтому, Саамский парламент в Финляндии сталкивается с проблемами по успешной защите интересов Саамов в парламенте Финляндии.


Рис. 3: Саамы и государственный парламент в Норвегии.

В Норвегии у Саамов больше инструментов влияния на государственный парламент. До создания Саамского парламента наиболее важными инструментами воздействия были общенациональные саамские организации. С тех пор их роль во многом снизилась, за исключением коммерческой организации “Ассоциация саамских оленеводов Норвегии”, которая является партнером государства по переговорам в вопросах, связанных с коммерческими аспектами оленеводства. Инструментом быстрого развития Cаамского парламента с самого начала его возникновения стали норвежские общенациональные партии. Преимущество этого канала воздействия заключалось в том, что он создаёт больше возможностей для рассмотрения саамских вопросов и повышает степень ответственности норвежских политиков, предусматривая более строгий режим их отчётности перед своей партией. Однако, такая система, в которой норвежские партии работают как в Саамском парламенте, так и в парламенте Норвегии, имеет и свои недостатки. Эти партии могут, например, скорее учитывать позиции своих членов в Саамском парламенте, чем соглашаться с мнением его большинства. Такая тенденция может повлиять на легитимность и авторитет Саамского парламента. Возможно, что вскоре между Саамами и парламентом Норвегии появится новый канал взаимодействия. Первым шагом к новой возможности представить Саамов в парламенте Норвегии стало создание Саамской народной партии. Когда она войдет в парламент Норвегии, демократические права Саамов в Норвегии ещё больше усилятся.

Следует отметить, что защита интересов Саамов через общенациональные парламенты в Финляндии, Швеции и Норвегии – не единственный путь усиления и закрепления саамского влияния на внутриполитической арене этих стран, так как в скандинавских странах Саамы помимо выборов своих представителей в общенациональные парламенты и Саамские парламенты, участвуют также в местных и региональных выборах, чего, к сожалению, не происходит в России. Поэтому, для практического осуществления Российской Федерацией политики культурного плюрализма, в результате которой все её коренные малочисленные народы, в том числе и Саамы, будут иметь надёжные политические инструменты, позволяющие им реально влиять на свое положение в государстве, необходимо постоянное участие представителей российских Саамов и других коренных народов в муниципальных выборах всех уровней во всех регионах их проживания. Для организации централизованного участия представителей Саамов во всех муниципальных выборах, обеспечения контроля за выборами и взаимодействия с соответствующими избирательными комиссиями, российским Саамам жизненно необходим достойный лидер, который сможет руководить всеми Саамами. При этом такому саамскому лидеру должны подчиняться все саамские организации в России.

Наиболее известными и выдающимися Саамами являются:
Уле Хенрик Марра – саамский учёный, первый президент Саамского парламента в Норвегии, первый руководитель постоянного форума Организации Объединённых Наций по вопросам коренных народов;
Хельга Педерсен – саамский политик и общественный деятель Норвегии;
Мари Бойне – саамская певица из Норвегии;
Ларс Лестадиус – саамский философ и ботаник из Швеции;
Лиза Томассон – саамская художница из Швеции;
Рене Зеллвегер – американская актриса саамско-норвежского происхождения, обладательница кинопремии «Оскар» (2003);
Афанасьева Нина Елисеевна – саамский учёный-филолог, автор первого саамско-русского словаря и разговорника, первый президент Ассоциации Кольских саамов в России;
Совкина Валентина Вячеславовна – первый председатель Саамского парламента Кольского полуострова в России;
Матрёхин Иван Яковлевич - саамский певец, политик, заместитель председателя Общественной организации саамов Мурманской области, вице-президент международной организации Союз Саамов.

  



СААМСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ / СĀМЬ-РЎШШ СОАГКНЭhКЬ.
Н. Е. Афанасьева, Р. Д. Куруч, Е. И. Мечкина,
А. А. Антонова, Л. Д. Яковлев, Б. А. Глухов.
Под. ред. Р. Д. Куруч.
1985

Скачать словарь