ОНЕЖСКОЕ ОЗЕРО

Второе по величине озеро Европы. Оно вдвое мельче Ладоги (максимальная глубина 126 м) и содержит в 3 раза меньше воды. Но онежская вода очень высокого качества: она чище ладожской и даже байкальской. Существовал даже проект подачи онежской воды по трубам в качестве питьевой в более южные регионы России.
Озеро вытянуто на 290 км с северо-запада на юго-восток при максимальной ширине 82 км. Береговая линия, особенно в северной части, сильно изрезана. Здесь много мысов, заливов, губ и островов. Общее число последних 1650 - в 2,5 раза больше, чем на Ладоге. На одном из них находится архитектурный памятник мирового уровня - Кижский погост, являющийся визитной карточкой Карелии.
Берега озера по преимуществу песчаные, каменистые, но нередки и выходы скал. Ряд скальных мысов и маленьких островов, отполированных онежской волной, послужил теми «листами каменной книги», на которых доисторический человек вел летопись своей жизни. Самым известным стал мыс Бесов Нос, определивший название большой группы петроглифов на восточном побережье озера.

Для Онежского озера, особенно для его северной половины, характерен чрезвычайно сложный и контрастный рельеф дна: глубокие впадины (90-100 м) перемежаются грядовыми возвышенностями, глубина над которыми всего 1-2 м. Такое сочетание гряд и впадин создает благоприятные условия для жизни рыбного населения озера, а вместе с тем - и для элитной спортивной рыбалки.
При общем неспокойном ветровом режиме над озером для Онего типичны летние бризы, когда ветер днем дует с озера на сушу, а ночью - наоборот.
Онежское озеро стало популярным у яхтсменов и туристов. Ежегодно здесь проходят Всероссийская парусная регата крейсерских яхт «Онего», периодически фестиваль деревянных судов «Голубое Онего»; в Петрозаводске открыт Морской музей «Полярный Одиссей», строятся исторические деревянные суда.

Семёнов Сергей Сергеевич депутат Государственной Думы

БЕЛОЕ МОРЕ

На северо-востоке Карелию омывает суровое Белое море. Это единственное внутреннее море России. Оно невелико по площади {90,7 тыс. кв. км), но весьма своеобразно: отдельные его участки настолько отличаются друг от друга по гидротермическому режиму и гидробиологическим характеристикам, что их можно было бы счесть принадлежащими разным морям. Его принято делить на две неравные части - северную, именуемую Воронкой, и южную - Бассейн. Обе части соединены сравнительно узким и длинным Горлом. Картину дополняют четыре огромных залива-лопасти: Мезенский, примыкающий к Воронке, Двинский, Онежский и Кандалакшский, прилегающие к Бассейну. В Кандалакшском заливе находится самая глубокая беломорская впадина - 340 м. Общая длина береговой линии моря составляет около 5 тыс. км, из которых 630 км относятся к Карелии.
На севере Белое море граничит с Баренцевым. Несмотря на более южное положение, климатические условия на Белом море более суровые: на полгода оно покрывается льдом, тогда как Баренцево никогда не замерзает. Причиной этой географической аномалии является обогревающее Баренцево море, но совершенно не заходящее в Белое, Нордкапское течение.

Обычное явление на Белом море - марево, или миражи. Они вызываются сильной в приполярных областях рефракцией. Миражи до неузнаваемости изменяют вид горизонта, превращая привычное окружение в таинственную сказочную страну.
На море много островов, группирующихся по преимуществу вдоль его западных берегов, более высоких, изрезанных и скалистых. Береговая полоса от Кандалакши до Кеми называется Карельским берегом, от Кеми до Онеги - Поморским. Это и есть ядро знаменитого Поморья, где сформировалась своеобразная этнокультурная общность - поморы.
Жизнь поморов на протяжении веков была тесно связана с морем. Они промышляли гренландского тюленя-лысуна, морского зайца, кольчатую нерпу, белуху; добывали водоросли - ламинарию, анфельцию, фукус; собирали гагачий пух; ловили семгу, треску, сельдь, навагу и других рыб, которых здесь насчитывается около 70 видов.

Семёнов Сергей Сергеевич депутат Государственной Думы

КАРЕЛЬСКАЯ БЕРЕЗА

В 1766 году «лесной знатель» Фокель, исследовавший по поручению Екатерины II леса Северо-Запада России, обнаружил и впервые описал березу, которая «внутренностью походит на мрамор». Спустя сто лет отечественный ученый К. Мерклин дал ей латинское название. С тех пор название «карельская береза» распространилось по всему ученому миру.
Мраморовидная древесина карельской березы не только на редкость красива, но отличается механическими свойствами: она тверда, прочна, хорошо обрабатывается режущими инструментами и легко полируется, а поэтому издавна пользовалась повышенным спросом у мастеров-краснодеревщиков. Из нее делали мебель, шкафы, шахматы, шкатулки и массу иных сувениров. Изделия из карельской березы стали популярны в салонах вельмож, сейчас их можно увидеть в залах Эрмитажа и других музеях мира.
У древних карел древесина «узорчатой» березы выполняла функции денег, ею платили налоги, а заодно изготовляли многие предметы быта. Особого мастерства в обращении с карельской березой достигли жители Заонежья. В 1930-х годах здесь даже была образована артель-школа «Карельская береза», не только выпускавшая высокохудожественные сувениры, пользовавшиеся неизменным восхищением на разных выставках, но и выполнявшая крупные заказы. Так, она изготовила мебель из карельской березы для Дворца Советов в Москве.

Высоко ценится красивый и прочный шпон из карельской березы.
Некрупные изделия из «карелки», как любовно называют это дерево жители республики, - шкатулки, вазы, курительные трубки, пепельницы, ручки, даже шахматы и фигурки животных - можно найти в магазинах Петрозаводска, но обычно они не залеживаются.
Ценятся они довольно дорого, но и стоят того. Если запасы обычных берез измеряются в кубометрах, то карельская береза - по весу. В Финляндии, например, 1 кг ее стоит в зависимости от красоты узора и насыщенности рисунка от 1 до 4 долларов и выше.
По форме стволов березы бывают разными: одни ребристые, другие мелко- или крупнобугорчатые, у третьих большие или меньшие вздутия чередуются с перетяжками и дерево напоминает четки. Отличается и узорчатость древесины: она может быть яркой и насыщенной элементами {точками, запятыми, черточкам, галочками), а может быть выражена слабо. И с потомством у этих берез дело обстоит не так, как у обычных. Даже у родителей с ярко выраженной «карелистостью» дети могут быть и узорчатыми, и обычными, причем соотношение тех и других может очень сильно колебаться. При этом требуется не менее 5-10 лет, чтобы определить, будет древесина узорчатой или нет. И ничему нет достаточно убедительного объяснения, есть только гипотезы.

В 1960-х годах стало ясно, что ответственность за узорчатость древесины несет кора дерева. Это доказал ученый из Института леса КарНЦ РАН В. И. Ермаков. Он произвел трансплантацию {пересадку) квадратиков коры карельской березы на обычную и наоборот - обычной на карельскую. Спустя несколько лет можно было убедиться, что под квадратиками коры «карелки» на обычной березе появилась узорчатая древесина, причем с годами она нарастала, но не выходила за границы пересаженного участка. В обратном варианте среди узорчатой древесины сформировалось пятно без всяких признаков узорчатости. Результаты оказались многообещающими, так как появилась возможность целенаправленной прижизненной инкрустации древесины.
Активное использование карельской березы привело к резкому сокращению ее ресурсов, которые и так всегда были ограниченными. Она не образует насаждений, а растет фрагментарно небольшими группами или отдельными деревьями. Встречается на каменистых неудобьях, в рединах, у дорог, на зарастающих сель-хозземлях. Чаще - среди обычных берез, поэтому заметить ее совсем непросто.

Начиная с 1930-х годов в Карелии занимаются искусственным разведением карельской березы. Посев семян и посадка саженцев этой породы выполнены на 5,5 тыс. га. Семена собираются с элитных экземпляров «карелки», которых отобрано около 100 деревьев. Для сохранения генофонда этой березы образовано 4 заказника общей площадью свыше 40 га. В настоящее врямя в Институте леса КарНЦ РАН на основании патента доктора биологических наук Л. В. Ветчинниковой выращивание карельской березы осуществляется путем клонирования ее в пробирке. Типичные деревья карельской березы можно увидеть в зеленых посадках г. Петрозаводска и некоторых других городов республики.
Помимо Карелии карельская береза встречается в 6 западных областях России, в Белоруссии, Словакии, Польше, Прибалтийских государствах, а также в Норвегии, Швеции, Финляндии. Однако по запасам этого ценного дерева с Карелией может поспорить только Белоруссия.

Семёнов Сергей Сергеевич депутат Государственной Думы

АРХИТЕКТУРА КАРЕЛИИ

Архитектурное наследие Карелии велико и многообразно. Оно рассредоточено по всей ее территории. Села и города, древние монастыри, храмы и крестьянские дома хранят и передают нам представления мастеров прошлого о мере и красоте, о мироздании и своем месте в этом мире.
Первые постройки на Севере были из дерева, каменные строения появляются в монастырях, крупных поселениях Карелии только с XVIII века. Сейчас мы можем встретить в пределах республики немало каменных соборов, монастырских комплексов, городских ансамблей, промышленных сооружений XIX, XX веков, выполненных по проектам профессиональных архитекторов и подлежащих охране как объекты культурного наследия.
Есть интересные, отличающиеся своеобразием и выразительностью примеры и в современной застройке городов и сел республики.
Карельские деревни и села, сохранили до настоящего времени традиции народной архитектуры. Они поражают продуманностью объемно-планировочной структуры, организацией комфортной для человека жилой среды. Суровые природные условия, дефицит пригодных для земледелия угодий, многовековое отсутствие сухопутных дорог оказали огромное влияние на характер расселения на Севере и на формирование типов селений и построек в них.

Ставили деревни, как правило, на восточных и северных берегах озер или рек - основных транспортных магистралях, при этом фасады домов обращались на водоем и «на солнце». При кажущейся свободе, беспорядочности размещения построек существуют в их расположении определенные закономерности, обеспечивающие создание сомасштабных человеку внутридере-венских пространств, благоприятных для их обитателей жизненных условий. Отличительными чертами старых сел и деревень были удивительная гармония застройки и ландшафта, их неразрывная связь. Дома, баньки, амбары свободно взбегают по взгоркам, живописно группируются на берегах озер, формируя уютные деревенские проулки. В то же время каждая из этих деревень обладает неповторимым своеобразием. На севере республики уникальны по сохранности подлинно народной строительной культуры села Гридино и Панозеро. На юге радует глаз живописно раскинувшееся по берегам извилистой реки Ивинки село Ладва.
В Олонецком районе интересна деревня Нурмоли-цы, планировка которой характерна для Карелии: на самом берегу небольшого озера - ряд бань, выше по рельефу - деревенская улица, повторяющая линию берега, немного поодаль - доминирующая над застройкой кладбищенская священная роща.
Деревни Маньга в Пряжинском районе, Вегорукса, Космозеро, Яндомозеро в Заонежье обладают активными архитектурными доминантами. Часовни, церкви, поставленные на возвышенности или открытом месте, благодаря стройным шатровым крышам видны издали, как своеобразные маяки указывают дорогу путешествующим по суше и по воде.

Иной характер у таких исторических поселений, как Рубчейла, Корза, Лисья Сельга, Большая Сельга и другие, в которых отсутствуют высотные архитектурные сооружения. Деревни обладают нейтральной композицией, но столь же выразительны и приветливы.
Деревня Лисья Сельга Олонецкого района - живописное малодворное сележное {не имеющее на своей территории водоема) поселение со свободной, компактной планировкой. Она поставлена на пересеченном рельефе, на наиболее высоких участках размещены жилые традиционные карельские дома, в низинках - бани. Вход в деревню отмечен маленькой часовней под двускатной крышей.
Само название деревни Большая Сельга в Олонецком районе указывает на ее более крупные размеры. Располагаясь на возвышенности, сельге, деревня своими однорядными и двухрядными улицами повторяет линии рельефа. Отсутствие регулярного схематизма в ее планировке, сохранность большого числа традиционных крупномасштабных жилых домов с крутыми двускатными крышами придает живость и своеобразие ее облику. Несколько домов деревни отмечены как памятники архитектуры.

Мощь сосновых бревенчатых стен и серебристый отлив осинового лемеха на главках храмов - ведущий мотив в облике старых карельских поселений.
Бревенчатый сруб являлся основой всех строений: от маленьких амбарчиков и бань до монументальных храмов. Используя небольшой набор традиционных архитектурных и конструктивных приемов, варьируя их, используя в различных сочетаниях, мастера не допускали однообразия и повторения в облике построек, будь то крестьянский дом, амбар или церковь.
Неизменными элементами исторического поселения были православные храмы.

Это и величественные, возвышающиеся над жилой застройкой церкви, стройные шатровые колокольни и миниатюрные, размером с амбар, часовни. К концу XVII - началу XVIII века сложились основные черты храмовой архитектуры на территории Карелии - монументальность, строгая силуэтная линия, гармоничность пропорций, щедрость декоративного
убранства. Возводимые, как правило, на возвышенности, на берегах озер и рек, культовые здания композиционно организовывали значительные по площади территории, служили для человека ориентирами в окружающем пространстве. Силуэтам храмов, зрительно воспринимаемым с дальних точек, зодчие уделяли большое внимание. При этом немаловажным для мастера являлось оформление, обработка деталей, элементов построек, воспринимаемых с ближнего расстояния. Поражает безукоризненная пластика резных столбиков крылец, сложная, многоярусная порезка причелин, полотенец, украшающих фронтоны крыш.

В северном лесном крае почти каждый мужчина на селе умел мастерски владеть топором, имел плотницкие навыки, но на строительство храмов, сложных сооружений приглашались профессиональные артели, состоявшие, как правило, из жителей ближайшей округи, избравших своим постоянным делом плотницкое ремесло. Достигали они в нем совершенства, о чем можно судить по сохранившимся образцам созданных ими зданий. Почти все имена славных народных зодчих канули в Лету, но из поколения в поколение передаются легенды о непревзойденных мастерах-плотниках.
Ведущим типом храма на территории Карелии была шатровая церковь, своим видом напоминающая сторожевые башни древнерусских крепостей. Постепенно совершенствуясь, этот тип храма достиг своего совершенства в таком выдающемся памятнике народного зодчества, как Успенская церковь в Кондопоге.
Ее предшественницами, по-своему выразительными и запоминающимися, являются храмы в деревнях Чел-мужи, Яндомозеро, Космозеро. Один из выдающихся шатровых храмов Карелии - трехбашенный Успенский собор в г. Кеми.

Наряду с шатровыми храмами возникали иные формы культовых зданий - ярусные, многоглавые, усложненные в плане - восьмериковые, крещатые. Уникальным примером таких сооружений является величественная многоярусная и многоглавая Преображенская церковь Кижского погоста.
Немногочисленны в Карелии кубоватые храмы, основной ареал которых находится в районе реки Онеги в Архангельской области. Храмовый объем этих зданий увенчан, как короной, крышей в виде замысловато изогнутого куба, поддерживающего луковичные главки. Одна из таких церквей находится в древнем поморском селе Вирма, другая - в Ильинском погосте на Водлозере в Пудожском районе.
Монументальные храмовые комплексы строились в крупных селах, центрах погостов и обслуживали большую округу.

Неотъемлемой же частью небольших деревень были часовни, эти безалтарные храмы, у восточной стены которых располагался небольшой иконостас, и крестьяне могли приходить туда поставить свечу, помолиться и провести ряд служб без участия священника. Такие часовни являлись своеобразными общественными центрами деревень. Часовни обычно строились в несколько этапов, сначала это были простые бревенчатые клети, покрытые двускатной крышей, увенчанной луковичной главкой, затем, с ростом числа жителей в деревнях, к часовням начинали пристраивать дополнительные срубы, увеличивая их объем. С XVIII века над сенями стали появляться шатровые звонницы, что намного обогатило их облик, выделило из жилой застройки.
Своеобразный хоровод из часовен возник вокруг Кижского погоста и удивляет нас свой гармонией и по сию пору. Как отзвуки Кижского храмового ансамбля воспринимаются при постепенном удалении от него часовни со стройными шатровыми звонницами в окрестных деревнях Корба, Воробьи, Волкостров, Усть-Яндома, Еглово, Подъельники.

Крестьянское жилище - постройка менее долговечная, чем храмы, срок его жизни - около 100 лет. Поэтому до наших дней сохранились традиционные дома лишь конца XIX - начала XX века. При этом архитектура и конструктивная система такого дома аккумулировали в себе богатый строительный опыт многих поколений народных мастеров. Дом северного крестьянина в полной мере отражает условия его жизни и хозяйственный уклад. Он представляет собой комплекс жилых и хозяйственных помещений, объединенных под одной крышей. Все в нем продуманно, рационально и оправдано. Из жилых помещений можно пройти в подсобные, хозяйственные, не выходя наружу, на студеный зимний холод. Жилые избы просторны, с широкими лавками вдоль стен, полками-воронцами над ними и с массивной, тщательно выложенной, обогревающей дом печью.

На территории Карелии постепенно сформировалось несколько типов жилых построек. Каждый из них был характерен для определенных районов и этнических групп. Так, в Заонежье в середине XIX века наиболее распространенными являлись дома-комплексы типа «кошель», квадратные в плане с асимметричной двускатной крышей. Они включали в себя жилую часть, обычно состоявшую из двух изб на высоком подклете, соединенных сенями, и пристроенную сбоку хозяйственную, также двухэтажную. В сени вело нарядное, украшенное резными деталями крыльцо, в сарай с улицы могла зайти лошадь с телегой по широкому бревенчатому наклонному настилу -взвозу. К таким постройкам с полным правом можно отнести определение «мой дом - моя крепость». В деревнях их сохранилось мало. Это дом Авакумова в д. Черкасы, несколько домов в с. Сенная Губа. Наиболее интересные, богато декорированные дома-«кошели» перевезены и восстановлены в музее-заповеднике «Кижи».

Несколько отличный тип дома с «Т»-образной связью сформировался в вепсских селениях на юго-западном побережье Онежского озера. Один из них - дом Мелькина -восстановлен в д. Шелтозеро. Дом имеет внушительные размеры, двухэтажную жилую часть и пристроенную сзади к ней под прямым углом, также двухэтажную, хозяйственную. Он богато декорирован характерными для вепсской орнаментики деталями.
Наиболее широко был распространен на всей территории Карелии дом типа «брус». Хозяйственная часть примыкала к жилой через сени в одну линию. Весь комплекс перекрывался общей двускатной крышей. Такиедома удобны в эксплуатации, рациональны в конструктивном отношении.
Конструктивная основа многих домов традиционна и в то же время оригинальна. Сруб, крыша, перекрытия - все выполнено из дерева, и благодаря использованию системы различных врубок, сопряжений возникало крепкое, надежное сооружение, в котором не требовалось использовать гвозди или иные крепежные элементы.

В структуре домов народными мастерами были также найдены весьма остроумные решения. Так, в русских домах срубы хлевов автономны, они как бы встроены в нижний ярус хозяйственной части. Верхний этаж, сарай, поддерживается при этом мощными бревенчатыми столбами, и сгнившие хлева легко заменяются. В домах карел, как правило, хлева составляли с верхним этажом двора (сараем) единый сруб.
Решая рационально конструкцию дома, крестьяне не забывали и о красоте, не жалели сил на украшение фасадов своего жилища. Оформляли фронтоны причелина-ми и полотенцами с богатой резьбой, окна - нарядными фигурными наличниками, крыльца и балконы - изящными резными столбиками.

Как типы домов, так и ряд конструктивных решений, декоративных мотивов традиционных зданий различны в разных районах Карелии, они определяют своеобразие и придают оригинальные черты старинным селам и деревням республики.
В жизни монастырей Карелии чередовались периоды расцвета и упадка, разрушения. Среди сохранившихся и действующих
ныне наиболее известен возрожденный Спасо-Преоб-раженский Валаамский монастырь. Его архитектурные комплексы, созданные в основном талантливым архитектором А. Горностаевым, активно реставрируются, обретают свой прежний торжественный и нарядный облик.
Вновь действуют и ведут большую работу по восстановлению своих памятников монастыри Муромский на восточном берегу Онежского озера, Важеозерский в Олонецком районе. Начинают оживать Палеостровс-кий монастырь на Онежском озере и Яшезерская пустынь в Прионежском районе. Обе эти обители достаточно древние, но до наших дней дошли лишь сооружения XIX века в аварийном и полуразрушенном виде.

Исторических городов в Карелии немного. Они возникали, как правило, в узловых точках старинных торговых путей, как г. Кемь в устье реки Кеми, на пути в Соловецкий монастырь, г. Олонец при слиянии рек Олон-ки и Мегреги, г. Пудож на берегу р. Водлы, по маршруту древнего торгового пути из Новгорода в северные земли, г. Сердоболь (Сортавала) на северном берегу Ладожского озера, через него вели торговлю с западными землями. Частично сохранились историческая планировка этих городов, ряд ключевых построек, определявших архитектурный облик их улиц и площадей.
В городе Кеми исторический центр сосредоточен около двух соборов - Успенского деревянного (1714) на Леп-острове и Благовещенского каменного (конец XIX века), находящихся в визуальной связи между собой. Старые жилые дома города несут в себе черты традиционной поморской архитектуры, с высоко приподнятым над землей жилым этажом, декоративным мезонином на главном фасаде.

Город Сортавала сохранил почти не тронутую реконструкцией историческую застройку конца XIX - начала ХХ века, она включает замечательные образцы финской архитектуры периодов национального романтизма, модерна и конструктивизма, среди них работы архитекторов Э. Сааринена, У. Ульберга и других.
В интерьерах многих старых зданий можно встретить интереснейшие, разнообразные по оформлению и рисунку изразцовые печи.
Начиная с XVIII века, в Карелии формируются поселения на основе промышленных предприятий, в последующем получающие статус городов. Так, город Петрозаводск возник на месте железоделательного и пушечного завода, основанного Петром I в 1703 году.

Одни из старейших зданий располагаются на Круглой площади (ныне площадь Ленина). Это выстроенные в стиле провинциального классицизма бывшие присутственные места, дом губернатора. Восстановлен примыкающий к губернаторскому дому парк. Круглая площадь соединяется бывшей Мариинской, ныне проспектом Карла Маркса, со второй главной площадью города - бывшей Соборной, сейчас площадь Кирова. Определившие первоначальное название площади соборы утрачены, стилевую раздробленность в облик площади внесли построенные на их месте в 1950-е годы по проекту Саввы Бродского Музыкальный и Русский драматический театр и в 1960-е годы Национальный театр и театр кукол. Почти полностью сохранила строгий, классицистический облик, сформированный к началу ХХ века, северная сторона площади.

В настоящее время восстановлена в качестве Кафедрального собора бывшая заводская церковь Александра Невского. Построенная в 1826 году по проекту архитектора А. И. Постникова, она представляет собой классический образец центрического храма с четырьмя портиками, ориентированными по сторонам света, и четырьмя покрытыми малыми куполами башенками - звонницами, расположенными на крыше вокруг центрального купола.
Развиваясь как промышленно-чиновничий город, Петрозаводск застраивался в достаточно строгом, провинциальном стиле с использованием типовых проектных решений. Жилая застройка была, по преимуществу, деревянной. Ее наиболее интересные образцы сохранились на улицах Кирова и Свердлова, в воссоздаваемом «квартале исторической застройки города».
Центр города сохранил историческую систему улиц, с заменой старых обветшавших и разрушенных в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов зданий современными многоэтажными домами.
В путешествии по Карелии нас действительно ждет встреча с подлинными произведениями архитектурного и строительного искусства, открытие неведомых ранее граней прекрасного.

Семёнов Сергей Сергеевич депутат Государственной Думы

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Около тысячи лет тому назад население Карелии состояло из трех племен. Северную и среднюю часть Карелии населяло племя лопь (предки современных саамов). Другое племя, весь (предки современных вепсов), пришло с юга и заселило бассейн реки Свирь и западный берег Онежского озера. Третье племя, коре-ла (предки современных карел), возникло на северозападном побережье Ладожского озера на рубеже III тысячелетий н. э.
В XI-XVI веках этническая карта Карелии подверглась большим изменениям. Карелы издавна научились разводить коней и добывать железо из местной озерной и болотной руды. Поэтому уже в XII веке карелы начинают походы против своих северных и восточных соседей - племя лопь и скоро подчинили себе и частично заселили огромный регион между Ладожском озером, Белым морем и Ботническим заливом Балтийского моря. Жившая в Карелии лопь была частью ассимилирована, а частью оттеснена на север. Карелы ассимилировали и часть веси, которая уцелела только в Посвирье и на юго-западном берегу Онежского озера.

В это время славяне начинают проникать на территорию Карелии со стороны Новгорода вдоль берегов рек и озер. За несколько веков новгородцы заселили бассейн Свири, южное и восточное побережье Онежского озера, бассейн Водлы, Заонежье и побережье Белого моря - Поморье. Для поддержания связей с Новгородом русские использовали торговый путь Новгород река Волхов - река Свирь - Онежское озеро - Белое море. В период новгородского владычества по этому пути в Новгород из Карелии доставляли пушнину, а обратно везли хлеб.

Появление новгородцев повлияло не только на экономическую жизнь Карелии. В 1227 году новгородский князь Ярослав Всеволодович крестил карел в православие. Вскоре на землях Карелии стали возникать первые православные монастыри: Валаамский Спасо-Преоб-раженский монастырь (основан в 1329 году), Коневс-кий (Коневецкий) Рождественский монастырь (основан в 1393 году), Муромский Успенский монастырь (основан в 1352 году), Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь (основан в 1429 году) и Палеостровский Рождественский монастырь (основан около 1445 года). Создание новых монастырей продолжалось и в XVI-XVII веках. В 1506 году монах Александр Свирский (этнический вепс) основал Александро-Свирский Троицкий монастырь. В 1520 (по другим данные в 1532) году возник Климецкий Никольский монастырь. Православные монастыри не только распространяли и поддерживали православную веру среди местных жителей, но были и рассадниками грамотности, книжности и других форм средневековой культуры и просвещения.

В 1478 году Новгородская земля была захвачена войсками московского князя Ивана III, и Карелия стала частью Русского государства. К тому времени территория Карелии была заселена карелами (внутренние районы) и русскими (большая часть побережья Онежского озера и Поморье). Лопь оказалась на Кольском полуострове, весь проживала небольшими группами к югу от Свири и на юго-западном берегу Онежского озера в районе Шелтозера.
Самой главной проблемой жителей средневековой Карелии была нехватка собственного хлеба. Хлеб можно было купить в Новгороде, но для этого нужно было что-то там продать. Запасы пушнины уже иссякли, поэтому с конца XV века жители Карелии стали развивать два новых промысла. Поморы стали заниматься солеварением, то есть добывать соль из морской воды, а карелы начали развивать железоделание, то есть выплавлять железо из местной руд и изготавливать различные железные изделия (ножи, топоры и пр.). Соль и железо пользовались повышенным спросом в центральной России. В XVI-XVII веках определяющую роль в экономике Карелии играла торговля, когда в обмен на железо, железные изделия, соль и соленую рыбу жители Карелии покупали для себя хлеб.

Рост населения и развитие экономики Карелии, а также повышение ее роли как пограничной территории привели к появлению здесь городов. Первым средневековым городом Карелии стала Корела (ныне При-озерск). Этот город находился на северо-западном берегу Ладожского озера.
Во второй половине XVI - начале XVII века Карелия стала ареной нескольких ожесточенных русско-шведских войн. В 1617 году был подписан Столбовский мирный договор, по которому территория Карельского перешейка и Северного Приладожья отходила под власть Швеции. Многие из живших там карел бежали в Россию, а на их место шведы селили финских крестьян. В 1632 году шведы основали новый административный центр своих владений в северном Приладожье - город Сортавалу (фактически заселение началось в 1643 году). В ответ на эти действия русские основали в Южной Карелии в 1649 году свой опорный пункт - город Олонец. Это была большая деревянная крепость в 40 км от границы.
В годы правления Петра I после долгой Северной войны земли Карельского перешейка и Северного При-ладожья вернулись в состав России вместе с их финским населением.

В годы петровских реформ в Карелии успешно развивалась металлургия. Первые железоделательные заводы появились в Карелии еще в последней трети XVII века. К 1700 году успешно работали четыре таких завода. В начале XVIII столетия было построено еще четыре. Один из них возник в устье реки Лососинки в августе 1703 года и был назван Петровским, а вся система заводов получила название Олонецкие Петровские заводы. Вскоре при Петровском заводе возникла слобода - поселение для мастеровых, инженеров и пр. Петрозаводская слобода позднее была преобразована в город Петрозаводск. Для работы на Олонецких Петровских заводах из центральной России присылали оружейников и кузнецов. Кроме того, Петр I направил сюда нескольких квалифицированных иностранных специалистов. Одним из них был Виллим Геннин, который в 1714-1721 годах возглавлял Олонецкие Петровские заводы. После смерти Петра I в 1725 году все его заводы в Карелии, кроме Кончезерс-кого, были закрыты.

В первой половине XVIII века в Карелии успешно развивается горная промышленность. В 1737 году около деревни Воицкой (сейчас поселок Надвоицы) были открыты залежи медной руды. В 1742 году возник Воицкий медный рудник, а с 1745 года там стали добывать и золото. Воицкий рудник действовал с перерывами до 1794 года, и за все время было добыто 74,83 кг золота и 104,6 тонны меди.
В 1757 году около деревни Тивдия было открыто месторождение мрамора, а в 1768 году - Тивдийские мраморные ломки. Мраморные блоки из Тивдии использовались для украшения дворцов, соборов и набережных Петербурга. Так, из тивдийс-кого мрамора сделаны все подоконники Зимнего дворца.
Другим известным месторождением стал обнаруженный рядом с деревней Шокша кварцито-песчаник малинового цвета, именовавшийся «порфиром». В 1847 году царь Николай I распорядился подарить Франции 27 монолитов пурпурно-красного шокшинского кварцита. Этот камень был использован для изготовления гробницы императора Наполеона I в Доме инвалидов в Париже.

Новый подъем металлургии начался в годы правления Екатерины II. В 1774 году в Петровской слободе был основан Александровский пушечный завод. Вместе с филиалами он создал систему Олонецких горных заводов. До середины XIX века эти заводы были основными поставщиками корабельной и крепостной артиллерии для русской армии и флота. В 1774-1880 годах там было отлито около 37 000 чугунных пушек. Для улучшения их производства Екатерина II пригласила в Россию известного британского инженера и металлурга Чарльза Гаскойна с группой британских специалистов. В 1786-1806 годах Ч. Гаскойна был начальником Олонецких горных заводов. После смерти Ч. Гаскойна его преемником стал шотландец Адам Армстронг (начальник заводов в 1807-1818 годах).

Петербург, столица Российской империи, постоянно нуждался в строительных материалах и дровах, а в Карелии были огромные запасы лесов. Поэтому с конца XVIII века в Карелии стала развиваться лесная промышленность. Сначала несколько лесопильных заводов появилось в Южной Карелии, на Свири и Ладожском озере. Снабжением Петербурга лесом и дровами занимались купцы из Олонца, получавшие от этого огромные прибыли. Открытие движения пароходов-буксиров по Онежскому озеру в 1828 году привело к дальнейшему развитию лесозаготовок и торговли лесом. После этого заготовка леса началась на берегах Онежского озера.

Жители Северной Карелии в XVIII-XIX веках выживали за счет активной торговли с Норвегией и Финляндией. Каждое лето сотни поморов плавали в Северную Норвегию, продавая там хлеб в обмен на соль и соленую рыбу. Эта торговля была настолько интенсивной, что ее участники даже создали особый жаргон «руссенорск», словарный запас которого составлял около 400 слов.
В это же время карельское население, жившее вдоль границы с Финляндией, активно занималось торговлей с финнами. Каждое лето сотни жителей Северной (Беломорской) Карелии уходили в Финляндию как коробейники. Они покупали в Кеми и Повенце разные российские товары и несли их в берестяных коробах по лесным тропам в Финляндию.

Во второй половине XIX века, после либеральных реформ Александра II, возникли новые возможности для развития промышленности, предпринимательства и торговли. В 1861 году началось регулярное пароходное сообщение между Петрозаводском и Петербургом. Александровский завод и его филиалы вступили во второй половине XIX века в полосу длительного кризиса. Чугунные пушки были уже никому не нужны, поэтому с 1880 года их выпуск был прекращен, а Александровский завод стал называться снарядоделательным. Но в это время в Карелии возникает несколько современных лесопильных заводов с паровыми двигателями в различных пунктах на побережье Онежского озера и Белого моря. Крупнейшими лесозаводами того времени были завод купца И. Ф. Громова в Соломенном (построен в1874 году в окрестностях Петрозаводска) и два завода (построены в 1869 и 1876 годах) братьев М. П. и С. П. Беляевых в Сороке (ныне Беломорск). Кроме российских предпринимателей владельцами лесозаводов были иностранцы - англичане и шведы. Лесозаводы на берегах Онежского озера и Белого моря снабжали лесом Петербург и Западную Европу.

В феврале 1917 года в России была свергнута монархия царя. Но пришедшее ему на смену Временное правительство тоже не смогло удержаться у власти, и в октябре 1917 года власть в России захватили большевики во главе с В. И. Лениным. В Петрозаводске местные власти отказались признать большевиков, но долго сопротивляться не могли, так как из-за прекращения подвоза хлеба из центра население голодало. И в январе 1918 года советская власть установилась сначала в Петрозаводске, а к марту 1918 года - почти на всей территории Карелии.

В 1918 году в России началась Гражданская война. Особенностью Гражданской войны в Карелии было наличие трех противоборствующих сторон. У местных большевиков была поддержка из центральной России. Здесь их сторонниками были солдаты, вернувшиеся с фронтов Первой мировой войны, рабочие, городская беднота, большая часть крестьян, как русских, так и карел. Именно они стали основой созданных здесь отрядов Красной Армии.
С 1917 года активизировалось карельское национальное движение. Северные карелы обсуждали идею создания независимого карельского государства. Карельские националисты получали поддержку из Финляндии. Небольшие отряды финских добровольцев, воодушевленных идеей «Великой Финляндии», вторгались на карельскую территорию. Весной 1918 года финские войска численностью около 2,5 тысяч человек вторглись в Северную Карелию и пытались захватить Кандалакшу и Кемь, но были отбиты. Летом 1919 года другой отряд финских добровольцев также численностью около 2,5 тысяч человек вторгся в Южную Карелию. Им удалось захватить Олонец и создать там карельское правительство во главе с богатым местным купцом Г. Кут-туевым. Несколько сотен финских добровольцев попытались захватить Петрозаводск, но после двухдневных боев 20-21 июня 1919 года в окрестностях города, у Сулажгоры, объединенные силы красноармейцев, военных моряков, вооруженных рабочих, коммунистов и комсомольцев отбросили вражеские отряды. В августе 1919 года финское вторжение в Южную Карелию было отбито. Отряды финских добровольцев вернулись на территорию Финляндии.

В период Гражданской войны карелы вели себя по-разному. Южные олонецкие карелы были издавна ориентированы на Россию и поэтому были готовы остаться в составе Советской России. Северные беломорские карелы были связаны с Финляндией и поэтому стремились создать свое независимое государство или войти в состав Финляндии. В марте 1920 года на съезде представителей 11 северных карельских волостей в Ухте (ныне Калевала) приняли решение об отделении от России и создании независимого государства. Было создано Карельское временное правительство (Ухтинское правительство). Но оно существовало очень недолго. В мае 1920 года Красная Армия заняла Ухту, и Карельское временное правительство бежало в Финляндию.

В противовес решениям Ухтинского съезда представители южных карел в июне 1920 года создали Карельскую Трудовую Коммуну (КТК) в составе Российской Федерации, которой управлял Карельский революционный комитет (Карревком). В начале июля Карревком провел в Петрозаводске Всекарельский съезд трудящихся карел, на который собрались представители 24 карельских волостей Олонецкой и Беломорской Карелии. Делегаты съезда приветствовали образование (КТК) и заявили о желании карел остаться в составе Российской Федерации. Другой причиной создания КТК было стремление Советского правительства создать на границе с Финляндией плацдарм для подготовки социалистической революции в Финляндии. Поэтому в Москве было принято решение о передаче власти в КТК финским коммунистам, бежавшим в Советскую Россию после подавления революции в Финляндии в 1918 году.
Руководителем КТК стал финский коммунист Эдвард Гюллинг.

После образования СССР Карельская Трудовая Коммуна была преобразована в июле 1923 года в Карельскую Автономную Советскую социалистическую республику (КАССР). Главой карельского правительства в 1923-1935 годах был Э. Гюллинг. В этот период экономическое развитие Карелии было довольно успешным. В 1931-1935 годах, во время «Великой депрессии» на Западе, в Карелию приехало около 6 тысяч финнов из США и Канады. Это была квалифицированная рабочая сила, и ее использование позволило существенно развить лесную и целлюлозно-бумажную промышленность. В июне 1929 года в старинной деревне Кондопога начала работу бумажная фабрика. В последующие годы там были введены в строй целлюлозный завод и новые бумажные машины, и в июне 1938 года рабочий поселок Кондопога был преобразован в город.

В 1930-е годы получило широкое распространение использование в экономике принудительного труда заключенных, содержавшихся в лагерях ГУЛАГа. В 19311933 годах в течение 21 месяца около 120-130 тысяч узников ГУЛАГа прорыли канал между Онежским озером и Белым морем, получивший название Беломорс-ко-Балтийского канала.
В ноябре 1939 года начал работу целлюлозно-бумажный комбинат в Сегеже.
В 1937-1939 годах в стране происходили массовые политические репрессии, развязанные И. В. Сталиным. Они коснулись и Карелии. Здесь было арестовано и осуждено более 11,3 тысяч человек, среди них около 4,7 тысяч финнов. В июне 1938 года был расстрелян Э. Гюллинг.
30 ноября 1939 года началась советско-финляндская война (или «Зимняя война»). Со стороны Советского Союза это была агрессия. Красная Армия вторглась на финскую территорию. Активные боевые действия происходили и на карельском участке советско-финской границы. Финские войска оказывали ожесточенное сопротивление Красной Армии, которая несла тяжелые потери.

Недалеко от г. Питкяранты находится водопад Кой-риноя, расположенный на небольшой речке Койринё-ки. Вода нешироким монолитным потоком падает двумя ступенями вниз, образуя там белый кипящий котел, и по мелководному плесу убегает к Ладоге. Вроде самый обычный шестиметровый падун, но есть у него своя изюминка. Ее создают борта водопада, сложенные розовыми, расчлененными на небольшие блоки, гранитами. По обрывистой тропинке можно спуститься к подошве водопада и полюбоваться им снизу вверх. Картина получается прелестная - нет в нем мощи иных водопадов, но сочетание падающей белопенной воды, розового гранита, зеленой растительности и голубого неба создают очень лирический вид.
Водопады Белые Мосты и Койриноя находятся недалеко от «Голубой дороги» и представляют собой прекрасные туристские объекты.
Большинство карельских водопадов еще слабо изучены, многие известны лишь исследователям, труднодоступны и поэтому таят в себе большие туристские перспективы.

Семёнов Сергей Сергеевич депутат Государственной Думы